БеларусьОльга Мелконянц продовжить кар’єру в білоруському «Педуніверситеті»Футзал в миреУ Першому дивізіоні Данії успішно дебютувала команда, в якій грають лише українціЛига чемпионов УЕФАЛига чемпионов-2019/20. Элитный раунд. День 2. Три раза по 2:1Юношеский футзалЮнацька Екстра-ліга (U-17) 2019/20. 2 тур. ДЮСШ «Волна» і Футзал-Дніпро» пройшли тур без втратЛига чемпионов УЕФАСерхио Лосано: «Мы фавориты в борьбе за путевку в Финал четырех»Лига чемпионов УЕФАКакау: «Без Дугласа и с ним "Кайрат" выглядит по-другому, его отсутствие ощущается»КазахстанВ КФФ ответили на заявление президента «Кайрата» о выборе лучшего игрока сезонаЖенский футзалВища ліга (жінки) 2019/20. Заявки командЛига чемпионов УЕФАЛига чемпионов-2019/20. Элитный раунд. День 1. Уверенный старт КПРФ и волевая победа «Добовца»Футзал в миреСьогодні Продексім стартує в Елітному раунді Ліги чемпіонівФутзал в миреУкраїнський «Продексім» розпочав елітний раунд ЛЧ з перемоги над білоруською «Сталіцею»Экстра-лигаЕкстра-Футзал Випуск № 8 сезон 2019/2020ЧехияТомаш Драховски: «Мы покажем все, на что способны»Лига чемпионов УЕФАКака: «Жребий оказался несправедливым к самой Лиге чемпионов»Женский футзалВища ліга (жінки) 2019/20. 4 тур. ПЗМС піднімається в трійку, «Будстар-НПУ» громить чемпіонаПольшаПольша-2019/20. 9 тур. «Рекорд» громит «Гвязду», «Пяст» упускает победуЛига чемпионов УЕФАИгита: «Наша цель – выйти в Финал четырех Лиги Чемпионов»Ассоциация футзала УкраиныВасиль Симонов потребує допомоги!Первая лига Перша ліга 2019/20. Заявка ФК «Бердянськ» (Бердянськ)Испания-2019/20. Лучшие голы, комбинации и сейвы 9-го тура

Сергей Скорович: «Мотивация у сборной высочайшая, на кону – борьба за путевки на чемпионат мира»

Главный тренер сборной России – о Кубке Каспия, Антошкине, игре вратарей и соперниках по отбору на ЧМ-2020

Сергей Леонидович, подготовка сборной к матчам основного раунда квалификации чемпионата мира-2020 включала в себя участие в турнире «Кубок Каспия», который прошел в сентябре.
– Для нас это был тренировочный турнир, этап подготовки к чемпионату мира, а участие в «Кубке Каспия» сильных сборных дало нам возможность многое отработать, увидеть свои слабости и взглянуть на команду со стороны.

Сборная России встречалась с командами Азербайджана, Казахстана и Ирана. Победа россиян 9:3 над сборной Ирана – это, наверное, самый большой сюрприз турнира, потому что в истории встреч команд всегда присутствовал равная борьба.
– Все команды, участвовавшие в турнире, находились в разном физическом состоянии. Иран явно находился не в оптимальных кондициях, и это стало заметно уже во второй их игре на турнире. Первый матч с Казахстаном им дался непросто, и во второй игре они уже заметно тяжело двигались, и это нельзя было перекрыть высоким техническим мастерством игроков и команды в целом.

С нами Иран играл третий матч, тем более, после выходного дня, что еще усложнило им задачу. Если команда не находится в оптимальной форме, то выходной не идёт в плюс. К тому же Тайиби получил две желтые карточки, а потеря такого яркого и неординарного нападающего не прошла бесследно. Хотя, думаю, если бы он был на площадке, особенно ничего бы не изменилось.
Обольщаться победой с крупным счетом не стоит, это был не та сборная Иран, которая является обладателем «бронзы» чемпионата мира-2016, а прототип команды, которая выйдет на чемпионат мира-2020. 9:3 – рабочий счет для товарищеского матча, и он совершенно ни о чём не говорит.

Если оценивать наши действия в этом матче, то мы сразу успешно начали игру. С самого начала пошел прессинг со стороны Ирана, к чему мы были готовы, сумели выйти и забить быстрый гол. И пока Иран приходил в себя, всё, что мы создали в начале матча, всё удалось реализовать. Всегда важно забивать в дебюте, особенно с неуступчивым и цепким соперником. У нас получилось, а  Иран, которому и так физически было тяжело, на одних морально-волевых переломить игру не смог.

Наша задача была – качественно сыграть в обороне при игре четыре на пять, когда Иран поменял вратаря. Все варианты были нами проговорены в раздевалке, какие могут использоваться комбинации, кто, как и в каких ситуациях действует, а также мы ставили задачу сыграть агрессивнее в отборе. Счет на тот момент был 4:1, он позволял нам рисковать и мы договорились, что при определенных условиях, по сигналу, мы, находясь в меньшинстве, будем выходить в прессинг.

Таких моментов было несколько, когда мы смогли отобрать у Ирана мяч. В итоге сначала не попал в ворота Даня Давыдов, а потом, в следующем эпизоде, мы забили и, видимо, это окончательно психологически сломило соперника, и дальше матч просто доигрывался.
В целом хороший турнир получился для нас, он был по-настоящему рабочим. Конечно, мы смотрели и разбирали соперников, готовились к играм, но в основном мы решали свои внутренние задачи. В каждом матче у нас на площадке какое-то время имели те футболисты, на которых мы надеемся и рассчитываем, и те, кого мы хотели посмотреть в игровом режиме, давали сыграть новым связкам.

У нас были новобранцы, кто впервые призывался в сборную и кто вновь был вызван после паузы. «Кубок Каспия» для тренерского штаб стал подспорьем и наглядно многое продемонстрировал. Могу сказать, что все себя проявляли, все работали, и я удовлетворен отношением вызванных футболистов к тренировочному процессу, к этим играм и к турниру.

Со стороны я бы не сказала, что Вы были удовлетворены действиями команды в обороне, и отдельных игроков, и отдельных связок.
– Если разбираться, то игре с Казахстаном мы действительно допускали при игре в меньшинстве некоторые недочеты. Особенно это касалось перестроений, мы постоянно на чуть-чуть, на полтакта опаздывали, Мы говорили об этом, и, в конечном итоге, гол пропустили именно по этой причине – дали казахам слишком много времени. Я даже здесь не беру игру вратаря, который действовал не очень удачно. Главная ошибка была в том, что мы неправильно расположились и дали огромное количество времени на перебор вариантов игроку с мячом, который находился в углу площадки. Попросту говоря, мы тактически неграмотно сыграли. Проблему увидели, зафиксировали, эти компоненты будем отрабатывать на подготовительном сборе.

При игре в меньшинстве с Ираном было получше, но тоже пропустили гол, потому что сами предоставили такую возможность – отдать диагональную передачу на дальнюю штангу. И дали возможность сопернику так сыграть, и дальнюю штангу не закрыли, и наш игрок от пасующего стоял на прямых ногах в пяти метрах – всё сошлось. И действовать надо было по-другому, и ноги должны работать в другой манере. Но, опять же – это был Ришат Котляров, который просто подобного не ожидал, потому что не играл на таком уровне против таких сборных. Футболисты же Ирана видят малейшие зазоры, и виртуозно этим пользуются, в нашей Суперлиге такого нет, и к такому без опыта международных игр не подготовишься.

Понятно, что главный тренер редко бывает доволен командой, и что всегда есть над чем работать.
– Что касается оценок в целом, а не только наших действий при игре четыре на пять, то, например, в игре с Азербайджаном наш прессинг не всегда был качественный, мы не располагались так, как было нужно. Когда мы в первой линии высоко встречаем соперника, мы должны давить на мяч и совершать отборы.  Для этого нужно располагаться как можно ближе к футболистам другой команды, мы должны вгрызаться в соперника. А вместо этого мы действовали на расстоянии, давали сопернику пространство для маневра, машинально поднимались и ждали, что противник сам ошибется. Естественно, я этим был недоволен, потому что изначально задача команды была забирать мяч и проводить собственные быстрые атаки, Но эти акценты почему-то растворились в головах футболистов, мы неправильно начали игру, и так она и продолжалась.

Что касается матча с Казахстаном, то там была другая история. Мы понимали, что в игре с нами Казахстан будет играть в обороне, лишит нас пространства, что они не будут переходить в прессинг, а предпочтут ждать нас на своей половине поля. Так и получилось, они так и играли. Мы – мобильная, быстрая команда. И, чтобы выключить нашу скорость, сопернику нас надо останавливать. И казахи постоянно играли в корпус. Судьи должны были отреагировать, что нельзя задерживать руками, нельзя хватать и задерживать наших футболистов. Но судьи фолов не давали и не пресекали эти контакты. С одной стороны -  не очень, когда идёт постоянная безнаказанная игра соперника на грани фола, с другой стороны – это был для нас отличный опыт, наши игроки получили пример подобных игр. Манера игры в поле у хорватов и боснийцев – похожая, как будут вести себя судьи на отборочных играх – неизвестно, но мы уже будем готовы к подобным вещам, к контактной борьбе.

Ещё вопрос по поводу работы ног. На мой взгляд, игрой на выпрямленных ногах выделялся Антошкин, и эта манера замедляет его реакцию на действия соперника.
– Артем – высокий, длинный, игра в стойке на прямых ногах – это его специфика. В меньшинстве на турнире он исполнял верхнего игрока и, благодаря своим габаритам, отдалил линию передач соперника, даже просто стоя на месте. Из-за того что он большой, у него ноги, как циркуль, и их достаточно просто расставить. Соперники поэтому не могли отдавать рядом с ним передачи, и были вынуждены уходить дальше от наших ворот. А это наша задача и была, отодвигать противника.

То есть на Антошкина была возложена функция присутствия и устрашения?
– Фактически ему ничего не нужно было перехватывать, а только затруднять сопернику передвижение мяча. И если это движение происходит далеко от наших ворот, мы только «за». Когда соперник нас придавливает к воротам и фланговые игроки могут нам угрожать, потому что до ворот близко, это другой расклад. Но тогда мы отрабатывали именно недопуск футболистов противника на позиции удобного удара, заставляли соперника играть по ломанным линиям далеко от наших ворот. Так что всё было нормально, Антошкин, в принципе, со своей задачей справился.

Если говорить о команде, то мы в Астрахани провели качественный сбор и на турнире сыграли хорошие спарринги. Все футболисты, которые были задействованы на турнире, 17 игроков, все играли, никто не пропускал тренировки и матчи. Исключением стали Абрамов и Демин, которым из-за матча «Синары» с «Беркутом в Суперлиге мы дали отдохнуть, и они в последней игре не выходили. Но это было плановое решение, принятое заранее, поэтому всё, что мы задумывали, мы всё осуществили. Также, как и всем вратарям дали сыграть по матчу.

Про полевых Вы сказали, а игрой вратарей тренерский штаб был удовлетворён?
– Все сыграли на своём уровне. Например, к Замтарадзе по игре в рамке вопросов нет, но есть вопросы по руководству обороной, по общей концентрации в игре, по розыгрышу стандартных положений, по вводу мяча. То же самое можно сказать и про Балашова. Путилов восстановился, полноценно сыграл хороший матч с Ираном. У всех есть в чем-то шероховатости, но мы работаем. В целом картина хорошая, все сыграли качественно.

Вы много раз отмечали сложность встреч с Казахстаном из-за их манеры игры. Как главный тренер сборной, Вы уже сыграли практически со всеми сильнейшими командами в мире. Какая игра для команды более энергозатратная – такая, как с Ираном, где было много событий, голов, стычек или как с Казахстаном, вязкая, плотная, с постоянным обоюдным выжиданием, с минимальным итоговым счетом? Или это вообще разные энергозатраты – физические, психические?
– Разные. Физически затратно, когда команда много играет в прессинг и когда выходит из-под прессинга соперника. Затратно, когда мяч постоянно в игре, когда соперник предлагает быстрый темп,  нет пауз в игре, идёт быстрый ввод и нужно контролировать много передач. В таких форматах футболистам играть тяжело. Особенно когда нет замен, и с каждым моментом игрокам становится всё сложнее и возрастает вероятность ошибки. Это часто заметно при игре четыре на пять, когда обороняющаяся четверка длительное время не может замениться.

С Казахстаном по-другому. Они не прессингуют, спокойно дают начинать атаки, а наши игроки находятся в легком режиме. Если мы теряем мяч, тогда включаемся, чтобы вернуть мяч. Тут тоже есть варианты – если Казахстан играет с Игитой, или без его подключения.

Без Игиты в поле у Казахстана нет задачи держать мяч или его контролировать, обычно они, если не теряют мяч, быстро проводят атаку и снова откатываются в оборону. Когда мяч у нас, мы вновь и вновь пытаемся создать предпосылки для собственных атак, а они методично в низкой обороне эти попытки разрушают. Но в таких играх, даже при невысокой физической активности, важна постоянная концентрация на игре, и вот это забирает много энергии у игроков. Сложно долго сидеть в засаде и оставаться в полной боевой готовности.

Если к действиям Казахстана подключается Игита, то мы вынуждены встречать их на своей половине поля. Самая большая физическая нагрузка ложится на двух верхних игроков, которые пытаются Игиту зажать или создать такие ситуации, в которых, как нам известно, он будет действовать не очень эффективно.

Когда тренерский штаб планирует игры, Вы знаете пофамильно, что после одной игры по объективным причинам, например, полностью выжаты будут вот эти игроки или игрок, а вот после встречи со следующим соперником – другие игроки? Заранее такое прогнозируется, в зависимости от противника, от задач на матч, или нагрузка распределяется на всю команду?
– Такое бывает, и прогнозировать это, особенно на длинных турнирах, необходимо. Особенно это касается тех футболистов, которые играют в обороне в меньшинстве.

Взять матч с Казахстаном. Максимальная нагрузка ложилась на наших игроков первой линии. Защитники и большие нападающие играли в обороне во второй линии,  верхние же рысачили с Игитой. Это затратные отрезки, скоростная челночная работа, которую необходимо выполнять на максимальных оборотах. Здесь мы выставляем быстрых, подвижных игроков, которые могут это всё сделать и понимаем, что выполненный объём может их потом срубить.

Мы постоянно анализируем, кто получил какую нагрузку и, по возможности, меняем игроков по позициям. Другое дело, что иногда в силу обстоятельств, травм и карточек полную ротацию на чемпионатах не удается обеспечить.

В любом случае у нас всегда проходит диагностика функционального состояния игроков и используется весь спектр восстановительных процедур. Кому-то врач дает задание погулять, кто-то плавает. К примеру, Коля Шистеров, который после Казахстана закислился больше, чем другие, для восстановления не плавал, а гулял, ходил пешком, дышал свежим воздухом. Всё учитывается, к каждому игроку – индивидуальный подход. Все нюансы состояния футболистов анализируются всегда, и в тренировочном процессе, и во время турниров.  Если, к примеру, мы видим, что Артем Ниязов нагрузился больше, чем другие, то и восстанавливаться, и играть он будет в своём формате: снижается нагрузка, в игре дается больше пауз, контролируются интервалы отдыха, отрабатываются более короткие смены. За пределами площадки постоянно идёт незаметная со стороны ювелирная работа.

Сейчас самый длительный турнир в мини-футболе – восемь матчей при максимальном результате, финальная часть чемпионата мира. Если абстрактно порассуждать, это предел или команды могут играть больше, 10, 12 матчей?
– Если изменится формат турнира, мы будем играть столько, сколько потребуется. Если партия прикажет, комсомол ответит: «Есть!» (смеется).

Играть даже восемь матчей составом 12 полевых и два вратаря – сложно, от травм, болезней и удалений никто не застрахован. И, если увеличивать количество команд-участниц и количество игр, то нужно изменять и количественную заявку составов сборных.  Дальше всё будет зависеть от физического состояния команды, от возможностей и длительности подготовки к турниру.

Я не сомневаюсь, что сборная России в следующем году к финальной части чемпионата мира начнёт готовиться заблаговременно, вы всех нагрузите, выровняете физическую форму, и всё будет как надо.
– Ну, хотелось бы (смеется). От физического состояния игроков зависит всё. Если взять одну и ту же команду, сборную России образца 2016 года – зимой на чемпионате Европы и осенью на чемпионате мира…

Это были две разные команды.
– Вот именно, хотя если смотреть список – играли практически одни и те же люди.

Я помню, что на подготовку к Евро было меньше недели, а к чемпионату мира готовиться начали за месяц.
– Да, перед Евро у нас было всего четыре дня и всё, и мы там на турнире погибали, потому что была уже середина чемпионата России. Вот сейчас перед «Кубком Каспия» у нас тоже было четыре дня, но игроки в другом состоянии, все свежие. Поэтому мы всё это должны учитывать и анализировать.

Еще что касается изменений формата. Еще несколько лет назад были разговоры о том, что в мини-футболе могут появиться, как в баскетболе, четыре четверти по 10 минут, но потом это затихло. В гандбол уже давно играют два тайма по 30 минут, а футзале на международном уровне все еще два тайма по 20 минут. После российской Суперлиги, где играется два тайма по 25 минут, на «Кубке Каспия» было чувство, что в каждом матче болельщики недополучили 10 минут хорошего футбола.
– (Смеется). Мало, да? Я бы тоже не отказался от еще 10 минут в матчах сборных.

Пока все матчи турниров по мини-футболу, которые проводятся в рамках ФИФА и УЕФА, проходят в регламенте два по двадцать. В ближайший год изменений точно не будет, а после чемпионата мира – кто знает, в какую сторону качнётся маятник? Я уверен, что болельщики национальных сборных приветствовали бы увеличение игрового времени, ведь за дополнительные 10 минут в футзале может произойти еще масса всего интересного в каждом матче. Это же еще, минимум, три-четыре смены.

Сейчас сборная России в Москве проводит учебно-тренировочный сбор, готовится к отборочным матчам.
– Да, у нас также, как в Астрахани, четыре дня на подготовку перед турниром, и потом три матча.

Времени немного, но это действительно максимум того, что АМФР и руководители клубов смогли выкроить для сборной, чтобы мы могли готовиться к важным турнирам и достойно представлять страну. Конечно, мне, как тренеру, хотелось бы больше времени для тренировок, всегда хочется больше (смеется).

Я иногда завидую возможностям сборной Испании, которая благодаря небольшому размеру страны и близости других европейских стран проводит 26-30 матчей национальной команды за сезон. Представляете? А сборная России за тот же период – шесть. Есть разница? Они сами ездят, к ним приезжают, есть такие возможности, до всего и до всех – рукой подать. А как нам подготовиться?
Нам тоже можно было бы не проводить УТС и не тренироваться, а всё нарабатывать через игры Но Россия - не Испания, у нас территориально большая страна, это объективная реальность. Даже чтобы собрать команду в одном месте нужно время, чтобы футболисты прилетели из разных городов. Мы, в отличие от испанцев, к сожалению, не можем собираться для тренировочных игр сборной между турами Суперлиги, поэтому АМФР организует подготовку сборных команд по-другому.

Если есть предложения играть – мы ими обязательно пользуемся. Или Ассоциация создает нам такие возможности, один из последних примеров – «Кубок Каспия». В начале декабря мы проведем на выезде два товарищеских матча со сборной Венгрии, а в конце января-начале февраля 2020 года пройдёт уже элитный раунд отбора к чемпионату мира.

В основном раунде отбора на чемпиона мира-2020 Россия 23-26 октября встретится с командами Хорватии, Боснии и Герцеговины, а также Швеции. Манера игры хорватов и боснийцев известна, а есть ли информация по шведам?
– Информация по сборной Швеции у меня есть, но мы никогда с ними не играли, поэтому я не могу точно сказать, что эта команда будет из себя представлять.

Златана Ибрагимовича точно не будет в составе, а ждать, наверное, стоит высоких, светловолосых, бородатых, татуированных…
– Викингов (смеется). Приедут – увидим, с кем придется сражаться.

От боснийцев ждём подключений вратаря, но мы к такой манере привыкли и с нами не так просто это использовать. К примеру, сборная Польши часто играет с летающим вратарём, но мы видели, что когда мы играли с поляками, они опасались такой игры и не использовали вратаря в поле. Поэтому не знаю, что в этот раз нам предложат боснийцы.

Вообще, все сборные игровых видов спорта, которые по старинке можно отнести к югославской школе, обладают определенными качествами и навыками, которые доставляют соперникам много неудобств, и в игровом, и в психологическом плане. У боснийцев есть крупные футболисты, а судейские допуски при играх в Европе порой позволяют делать многое, что находится почти за гранью приемлемого поведения на площадке. Разрешение агрессивной силовой борьбы – в пользу боснийцев, для них это очень хорошо. Но мы к этому готовы, не стоит считать нас мальчиками для битья. На протяжении длительного времени у нас в команде уже нет таких хрустальных балерин, которые способны творить только на чистых мячах. Мы понимаем, с чем столкнемся, поэтому,  как в поговорке - кто к нам с мечом придёт, тот очень сильно удивится итоговому результату.

Хорваты – противник известный. Помимо того, что они габаритные, это техничные и мастеровитые футболисты, так что недооценки с нашей стороны нет. Посмотрите результаты их последних встречи с Италией – победа и ничья, а это высокий уровень.

Из группы в следующий раунд выходят две команды из четырех. Ваш прогноз – это Россия и Хорватия?
– Россия – да, мы должны решать эту задачу, а всё остальное покажет игра. Мотивация будет высочайшая у всех, ведь на кону борьба за путевки на чемпионат мира, на главный старт четырехлетия и самый престижный турнир в мини-футболе.

Валерия Зык

СА PRa-техника

Похожие Новости

Комментарии:

Вы должны быть зарегистрированы чтобы оставлять комментарии. Авторизуйтесь под существующим аккаунтом или создайте новый.

Futsalua © 2018 Проект разработан командой Futsal Ukraine. Все права защищены.